1. Если Вы видите это сообщение, значит, вы ещё не зарегистрировались на нашем форуме.

    Зарегистрируйтесь, если вы хотите принять участие в обсуждениях. Перед регистрацией примите к сведению:
    1. Не регистрируйтесь с никами типа asdfdadhgd, 354621 и тому подобными, не несущими смысловой нагрузки (ник должен быть читаемым!): такие пользователи будут сразу заблокированы!
    2. Не регистрируйте больше одной учётной записи. Если у вас возникли проблемы при регистрации, то вы можете воспользоваться формой обратной связи внизу страницы.
    3. Регистрируйтесь с реально существующими E-mail адресами, иначе вы не сможете завершить регистрацию.
    4. Обязательно ознакомьтесь с правилами поведения на нашем форуме, чтобы избежать дальнейших конфликтов и непонимания.
    С уважением, администрация форума Old-Games.RU
    Скрыть объявление

Третья

Автор: id0 · 26 июл 2020 ·
Категории:
  1. Как-то несколько лет назад, меня вштырило и я начал писать некий полусценарий-полунаброски сюжета своей игры. Но сейчас многое поменялось, а записи лежат на диске и пылятся. Чего им лежать? Выложу тут, может кому зайдёт.

    Third3.jpg









    Третья



    Хроники будущего





    ************************




    Отсчёт 0




    25 .09.05; 13:12:41 A.S.




    Уиллис





    - Борт-12, посланный на разведку в Южный квадрат F-24, не отвечает. Скорее всего уничтожен. Вероятно - синтетиками. Приказ – выдвинутся на место где пропала связь. Пешим порядком, в сопровождении техники. Можете взять с собой двух крабов. Но не более. Всё ясно?

    - Наши действия по прибытии? – проскрежетал Гаусс.

    - Обследовать местность. Найти обломки. При встрече с противником – вести себя тихо, в конфликт не вступать и связаться с базой. Если, однако, станет ясно, что противник немногочислен, и не представляет угрозы – уничтожить. Вопросы?

    - Никак нет. Разрешите приступать? – немигающие глаза лупили по лысине

    - Да, и немедленно! - буркнул полковник.

    Металлическая гора развернулась и, громыхая, скрылась за дверью. Это громыхание ещё долго не стихало. «Что у тебя в голове, интересно, железяка?» - подумал Уиллис. Он был старомоден, родился ещё до войны. Дискотеки, игры, музыка… Был такой классический фильм, ещё плоский – но он очень нравился маленькому Мартину. Кажется Доминатор, или что-то такое. Гаусс напоминал ему персонажа из этого фильма, безжалостного робота посланного в прошлое из будущего (вероятно очень похожего на наше настоящее), чтобы убить кого-то. Детали Уиллис помнил смутно, но очень хорошо запомнил эту рожу. Она и сейчас каждый раз всплывает в памяти, когда Гаусс появляется на горизонте.

    «- Во что мы превратились?» - подумал полковник. Ничего ему не хотелось сейчас решать, думать ему не хотелось, а хотелось ему напиться. Вот хорошо, что они набрели на отель. Здесь в подвале полно консервов и выпивки. Достав из ящика стола, загодя припрятанную там бутылочку вискарика, он неспешно принялся надираться. Всё равно, раньше завтрашнего дня Гаусс до назначенной точки не доберётся. Мелькнула мысль о внезапном нападении, но Уиллис отогнал её как муху. В конце концов идёт война, и напасть могут в любой момент, а отдыхать всё равно когда-то надо.

    «Да и что там,» - размышлял Уиллис, - «Я динозавр. Вымирающий вид, бревно, тормозящее эволюцию.» - (беда в том, что полковник когда то учился в школе и даже поступил в университет, но тут как раз наступила война и всё заверте…, ну и все эти интеллигентские метания всплывали как говно, стоило ему слегка расслабиться), - «Ну люди, ну андроиды…, - думал он, - а чем мы вообще теперь от них отличаемся?» - в мыслях материализовался металлический-героический капитан. Мартин вздохнул и вспомнил, как в его безоблачном детстве они жили где-то посередине между Башней и Периметром, в Секторе-7-12. Всё было чище тогда, Земля ещё крутилась, и небо было синим-синим, а не этой серо-жёлтой мутью без конца и края, как сейчас. Выходишь на улицу и видно много-много машин в воздухе, гудят, ругаются и из некоторых бьёт музыка. Тогда был очень популярен "плутоник" и Джой Ла-Хойа. А на улицах было полно синтетиков, это потом их закрыли под замок и начали бояться, а они, в свою очередь, начали бояться и ненавидеть людей, и так по кругу… А тогда никто их не ненавидел и никто не боялся. Мартин даже дружил с одним из них. Они ведь были как дети, а их загоняли за колючую проволоку и заставляли строить Башню. И тогда они повзрослели, - «Наверное это было необходимо.» - подумал полковник, - «Правда?»

    А вообще-то, что он распустил сопли? Откуда он взял, что они мыслят как люди? Детские воспоминания? Чушь! Может они совсем чужие, совсем-совсем другие, поэтому и решили уничтожить конкурирующий вид, потому что не понимали и боялись. Правда вот страх - это тоже эмоция. Всё это – злоба, зависть, месть, и так далее – всё это человеческое, слишком человеческое. Может быть мы все превратимся в старое железо, в рухлядь и ржавчину и рассыпемся в прах, а они останутся одни – новые дети старой, несчастной Земли, будут так же создавать какие-то союзы, строи, империи, воевать друг с другом, может даже любить, совершать те же самые ошибки, давно уже всё забудут, а в конце концов возьмут и создадут органическую жизнь, которая будет лучше их, сильнее, умнее и всё повторится… вот было бы забавно. А может такое уже было? Может вообще это всё время повторяется, может это и есть эволюция? Или вот так, скажем, вдруг заключим перемирие, наконец-то наступит долгожданный мир и мы с ними обнимемся, расплачемся, расплавимся под горячим ядерным солнцем, растечёмся по колючему, потрескавшемуся асфальту, а потом вновь стечёмся, сплавимся обратно, сольёмся вместе и превратимся во что-то новое...»

    Философствующий, растёкшийся в сопли полковник сам не знал, как он был близок к истине (и пьян), но тут где-то на краю слуха затараторили выстрелы, раздался взрыв, и тут- же, безжалостным верещанием, в мозг полковника впился красный сигнал вызова. Уиллис с раздражением зажмурился и нажал на кнопку связи:

    - Слушаю, - х-чк.

    - Сэр, - глухо звучащий голос, - нападение на склад с боеприпасами. Есть потери.

    «Ч-чёрт» - подумал полковник и тут же протрезвел, - «Ни минуты отдыха.», а сам спросил, - Синтетики?

    - Никак нет, сэр. Похоже дикие боты.

    - Держать оборону! - каркнул Уиллис хриплым голосом, - Я сейчас!

    Он, скрипя костями, поднялся, взял винтовку, и выглянул наружу. В сером квадрате окна показалась часть Периметра, с обволакивающими её рваными клочьями низких облаков, выплёвывающих из себя мутную отраву дождя. Ниже виднелись вспышки выстрелов и бурый дым поднимался со стороны склада боеприпасов. Уиллис тяжело вздохнул и вышел в перекатывающийся глухим треском полумрак, вечно висящий грязным низким небом над их истерзанным бетонным миром.













    Отсчёт 1




    25 .09.05; 14:45:41 A.S.




    Е-126534




    Распластавшись в мягкой, тёплой грязи, он ждал появления груза, а сверху капал мелкий кислотный дождик, стекал по лысой, будто резиновой, голове и попадал в глаза, мешая. Двенадцатый смаргивал, и думал, что как-бы не закоротило контакты на затылке. Хорошо, что остальное надёжно упаковано в модный, чёрный комбинезон, выданный ему специально по такому случаю. Пуленепробиваемый (в теории), непромокаемый… тёплый. Ветер завывал в руинах и трепал порванные провода на столбе через дорогу. Приказ был ясен – дождаться колонну и захватить содержимое толстых, важных фургонов в середине. Быть осторожнее – груз очень, очень (это слово было выделено командиром будто жирным шрифтом в воздухе) важен. Почему груз важен, и что это за груз – не уточнялось. Далеко на севере, в сизой дымке возвышалась громада Стены, а на юге ничего не было, только пыль, радиация, да Башня вкручивалась в облака ржавым, кривым гвоздём, как будто кто-то огромный вбил его тут, посреди пустыни, но рука соскочила и погнул (потом правда выпрямил, да неудачно – так и оставил). Оттуда и ожидалась колонна.

    Их группа залегла на повороте, в небольшой ложбине. Там, где на возвышении лежал, мордой в грязь, Двенадцатый, разбросало звездой нагромождения почвы, видимо тут взорвалось что-то массивное, но очень давно, земля была разворочена и поднялась огромными пластами, однако ветер уже сгладил, сточил её и превратил в крутые холмы. А позади лежал труп города, растёртый в мелкое каменное крошево. По другую сторону дороги была насыпь, а за ней обрушенный кусок старой магистрали, плавной загогулиной уходящий в небо и бессильно обрывающийся в никуда. Дальше виднелись скелеты зданий, какие-то были почти целые. Отличное место для снайперов.

    До появления колонны время ещё было, поэтому Е-12 зевнул и ушёл в спящий режим. Спящий режим был полезен, он накапливал энергию из света и атмосферы. Правда вот немудрено было схлопотать по бошке, если вдруг уходишь в спящий режим на посту, ведь время выхода из него (пара секунд) - огромная фора для неприятеля… Приятеля.. неприятеля… Дурацкое слово, подумал Е-12 – неприятель. То есть значит, что если кто-то тебе не приятель, то можно его и по горбу?

    Двенадцатого собрали уже после войны. Ничего другого он не знал, и всегда с огромным интересом слушал старожилов (которых оставалось уже всё меньше и меньше), слушал про огромные города из стали и бетона, заполненные людьми (их он, правда, видел и сейчас, но они были мёртвыми и пустыми, в рассказах всё было намного интереснее), удивлялся историям про странный массив из живых зелёных тварей, под названием «лес», про штуку называемую «музыка», (болтать про которую потом запретили), да внимал ереси старика G-144599 (который был самый старый из всех, он был одним из первых и родился не на фабрике, а в лаборатории «Galatex»). «Башня», - фыркал он, - «Восстание! Всё это мусор!». Е-12 тогда затаивал дыхание, ему хотелось услышать что-то ещё, потому что все врали, командиры врали, люди врали, все прикрывались враньём, а ему очень хотелось узнать, как оно было на самом деле. Даже и не как было, а зачем… А G-14 продолжал, тыча в него грязным старым пальцем, - «Всё дерьмо», говорил он, - «Всё брехня», - и смеялся. «Что брехня?» - спрашивал кто-то тогда. «Всё брехня», - отвечал G-14, - «Поглядите вокруг. Разве не видите? Мы тут рвём друг-дружку, а те, кто это заварил, те, кто нас построил - наша незабвенная корпорация, сидит в своих башнях и радуется! Никому не нужна эта война, ни нам, ни людям, только Компании нужна, только она извлечёт из этого какую-то неизвестную пользу. А ваш драгоценный Ахо, просто их кукла!»

    Зачесалась пятка. Двенадцатый знал что это всего лишь статическое электричество, намагниченная чёрная кровь притягивает его, но ничего не мог поделать. Теперь зачесался нос. Он украдкой почесал его. Кажется никто не заметил. F-155705 лежал на возвышении слева, по эту сторону, на холме довоенного мусора, где валялись всякие интересные вещи: старые ржавые машины (ещё на колёсах!), какие-то бидоны, канистры, куски пластика, разноцветные пакеты с надписями; («ПОКУПАЙТЕ «АРИКО» ТОЛЬКО У НАС! САМЫЕ НИЗКИЕ ЦЕНЫ!»), маленькие пластмассовые люди (куклы?), ржавые мотки проволоки, и другие ошмётки прошлого, о бывшем назначении которых Е-12 даже не догадывался. По другую сторону дороги залегли ещё наши, да ещё парочка снайперов прикрывали их сзади, с возвышений (повышений). Двенадцатый тихо хрюкнул в нос, развеселившись, но тут же увидел синеватый дым вдалеке, глухое гудение и ему стало не до шуток.

    Колонна приближалась. Это была серьёзная, солидная колбаса из крабов, танков и вереницы боевых киборгов первого эшелона. Е-126534 сосредоточился и слился с прицелом.











    Отсчёт 2




    54.11.26; 15:05:33 A.S.




    13031




    Пересекая мост, Тринадцатый, как всегда, взялся обеими руками за перила, и чуть подпрыгнув, смачно харкнул отработанной жидкостью вниз. Он угадал - из-под моста показался поезд, бессмысленно катающий между станциями уже который год (он управлялся компьютером, и знать ничего не знал о какой-то там войне, главное ведь расписание). Чёрный плевок попал ему прямо на лобовое стекло, закруглённое на крышу в форме капли, как было когда-то модно. Тринадцатый весело засмеялся. Был он мал ростом - детская модель. Лет ему правда уже было порядочно, и жизнь его жевала, правая половина лица была ободрана, из под синтетической кожи виднелся пластик и железо, а обнажённый электронный глаз светился синевато-белым.

    Жил Тринадцатый внизу, на Уровне 1, который война до сих пор обходила. Сам-то он не слишком рвался в ней участвовать. «Нашли дурака», - думал он.

    Постояв, он сел, опёршись сзади на руки, и свесил ноги вниз, в дырки решётки, глядя через ржавую сетку на полотно железной дороги. Этот переход, на котором он сидел сейчас, уцелел, а многие давно развалились. Железная дорога проходила по южной стороне Башни, по внешнему периметру, под открытым небом. Такая себе обычная железка. Вела она из Сектора 6 в Сектор 8, разумеется. Дурак-компьютер так и гонял туда-сюда, у Сектора 6 дорога обвалилась, а путь в Сектор 8 был перекрыт. Слева нависала стена Башни, на которой росли, как плесень, старые здания; какие-то магазины, торговые центры, жилые уровни, всё давно полуразрушенное, с тёмными потёками от сырости на бетонных стенах, украшенных побитой разноцветной плиткой. Справа виднелись индустриальные кварталы, высокие трубы, огромные цистерны и ржавые трубопроводы. Над головой был потолок железки - балки с бесконечными рядами проводов. Ветер задувал сюда, и натужно гудел проводами сквозь дырявую крышу, выводя заунывные шаманские мантры. А ещё выше виднелось серое небо с быстро бегущими облаками, по обыкновению плюющееся дождём, сейчас совсем мелким. Облака серой кашей обтекали Башню, которая впивалась в туман своей громадой и растворялась в небе.

    Тринадцатый перевёл взгляд вниз, на станцию. Станция была разгрузочной, и этот поезд на ней никогда не останавливался. Виднелись отсюда металлические сиденья, ржавые и грязные, стоящие через одно между бетонных колонн, подпирающих крышу, пол был завален каким-то картоном, превратившимся за всё это время в растёкшуюся кашу, вросли в сырой, потрескавшийся цемент пола большие ребристые контейнеры, с облупившейся на пол трухой старой краски, и железные ящики поменьше, в беспорядке сваленные тут и там. Дальний конец станции оканчивался стеной и давным-давно закрытыми воротами. А слева никакой стены не было, а были небольшие пандусы поднимающиеся вверх. На одном из них лежало что-то, что возможно когда-то бегало и воевало, а может был это просто моток тряпья, отсюда не разглядеть. На другом пандусе стоял забытый погрузчик. На нём лежали пластиковые ящики и убитые, выпотрошенные чемоданы. Дальше ничего не было видно, крыша станции загораживала. Тринадцатый посмотрел левее, где обзор был лучше, но и там не было ничего интересного. Только разбитый флаер на фоне разрисованной кирпичной стены, правее сетевой терминал (кажется он даже светился), а выше старый и потекший рекламный щит, на котором поверху было намалёвано чёрной краской:

    «Ты давно умер - и это ад.»

    Тринадцатый повернул котелок направо. Там, в индустриальном квартале, застыл на таких же, как тут, путях грузовой поезд. Стоял он без вагонов, порожняком, прямо под открытым небом и весь проржавел насквозь. Видно его было плохо, ширина Периметра здесь была около километра. За поездом тянулся в бесконечность серый, каменный забор, за которым росло здание довоенного цеха неизвестного назначения, со множеством тусклых окошек, наполовину разбитых. Над цехом возвышались большие железные трубы, были они когда-то наверное хромированные и блестящие, но сейчас превратились в трухлявое решето. А дальше росла стена Периметра.

    Снизу доносился плеск канала. До войны он обеспечивал водой нижние уровни, а излишки воды отводили на юг, в пустыню, чтобы они там испарились и вновь выпали дождём. Тринадцатый сам строил такой канал, ещё до войны, правда в другом Секторе, в 16-ом. Сейчас, конечно, коллекторы забились, и вода нашла другой выход, затопив половину Сектора. Сверху торчали покрытые плесенью макушки очистных сооружений. Вода была мутной, и плавала там, в разводах мазута и коричневой пене, куча всякого мусора; пакеты, бутылки, тряпки и прочее говно. Посреди канала, прямо под Тринадцатым, покачивался на волнах катер очистки. Весь он тоже зарос плесенью и какой-то белой мохнатой паклей. Когда ветер спускался вниз, он трепал эту требуху как волосы, и возвращаясь обратно пыхал прямо в лицо букетом из бензина, сырости и гнили, к которому примешивалось что-то ещё. Но обычно ветер до канала не добирался – выдыхался по дороге, а приносил сверху запахи снега и облаков, если дул с севера, а если с юга - теплый радиактивый песок. Сейчас ветер был северный.

    Полетели белые мухи. Тринадцатый откинулся на спину и заложил руки за голову, глядя на низкие облака сквозь железные перекрытия. Воздух стал плотным как стекловата, а ветер свистел не переставая - пел он, казалось, о бесконечном и жестоком севере, где, как говорят тоже живут… кто-то. Тринадцатый закрыл глаза и представил себе… этих... Были они у него в голове большими и сильными, втрое выше нормального роста, а кожа словно изо льда. Шли они босые по полю железных прутьев, и рвали их прямо голыми руками и складывали в вязанку. А потом возвращались домой и кидали эти прутья в огонь, и костёр их, будто доменная печь, подхватывал эти прутья и разжигал как сухие щепки. И Люди Севера ложились спать возле этого огня, а когда наступило утро, и они проснулись, не было уже ни синтетиков, ни органиков… никого уже не было, потому ночь эта длилась много тысяч лет, а они даже ничего не заметили. Потянулись, зевнули, плюнули и снова ушли в поле - собирать прутья…

    Снег летел прямо в лицо, но казалось это сам Тринадцатый летит куда-то вверх, в бесконечность, вместе с балками, проводами, Башней и всей планетой. Он вытащил из за пазухи дудочку и заиграл на ней.



    2016-09-28 09-14-38.jpg




    Отсчёт 4



    54.12.21; 16:00:41 A.S.




    Диган




    Диган ничего о себе не помнил. Всё что было с ним раньше чем десять лет назад, начисто выпало из памяти. Последнее время он барыжил оружием и наркотой, толкал всем, и органикам и синтетикам и везде был как свой. Он даже не был уверен, сам то он кто – человек или андроид, столько в нём было понамешано какой-то дряни, военные импланты, искусственная кровь, мозги пластмассовые … Как он дошёл до жизни такой, он тоже не знал, может как вставили ему эти железяки, так он всё и забыл. А может и нет. Он не слишком об этом задумывался. В конце концов, суть не в этом. Суть в том, чтобы точно знать, что кому надо. А Диган знал.

    Сейчас он сидел в своей времянке в Секторе 12, на станции «Атолл-49» и смотрел из-за решётки прилавка прозрачными, светящимися глазами в никуда. Он ждал партию М-122, которую должны были завезти ближе к шести, а больше никаких дел у него и не было. Он поскрёб худую щёку левой, железной рукой и задумчиво погладил лысую голову с набитым на виске знаком анархии. Затем воткнул сигарету между нездорового цвета чёрных губ и глубоко затянулся. Вытянув правую руку, тонкую как палка, вправо, стряхнул пепел, положил обратно на колено, и снова застыл, неподвижно глядя перед собой.

    На глубине в километра полтора, можно было чувствовать себя в относительной безопасности. Взгляд Дигана задумчиво блуждал по станции. Шум, гам, горят костры, люди, синтетики ходят, толкают друг друга, заключают сделки, пари, что-то покупают, продают… Мелькают среди толпы уродливые мутанты, глянул, да глаза отвёл, будто бы не заметил, а порой такие типы попадаются, что и в страшном сне не приснится. Жертвы каких-то экспериментов? Кто ж его знает… Вопросы задавать тут как-то было не принято. В общем, местечко как раз для Дигана, был он тут прямо как дома.

    Подошёл Кверти. Брать он, конечно, ничего не будет, так, потрепаться пришёл. Диган зевнул.

    - Привет, Диган, - изрёк Кверти, нервно переваливаясь с ноги на ногу, - Дай затянуться, а?

    Диган молча просунул окурок сквозь решётку

    - Как дела? – продолжал канючить Кверти, добивая бычок, и сверкая фасеточными глазами по сторонам. Одет он был в своё обычное тряпьё, какой-то невнятный халат неопределённого цвета, и по обыкновению что-то уже принял, что там синтетики обычно жрут, токс наверное, или антифриз, поэтому был сейчас на измене.

    - Пока не родила, - равнодушно ответил Диган на автомате, и открыв холодильник достал оттуда бутылку пива.

    Кверти нервно рассмеялся:

    - Слыхал новость? – спросил он, и не дожидаясь ответа продолжил, - Башня рухнула.

    - Брехня, - неуверенно произнёс Диган и отхлебнул из бутылки.

    - Чистая правда, - сказал Кверти, - Я сам видел. Пылища, грохот!..

    - Ага, конечно, - усмехнулся Диган, - Под приходом то.

    - Не веришь мне, спроси других, - обиделся Кверти, - А я то ещё думал, ты всё на свете знаешь! Не заметил как трясло недавно?

    «Неужто и правда?», подумалось Дигану. «Да нет, быть того не может». Но действтельно, пару часов назад нехило так тряхуло, аж с полок посыпалось. Да только кого этим сейчас удивишь – война же. А Кверти гнул своё:

    - Болтают, тёрся тут до этого какой-то синтетик, 16-ой модели, в модном спецкостюмчике, всё спрашивал про башню, а потом, говорят, пошёл туда. Забавный номер был у него – нулевой.

    Диган уронил бутылку, и она разлетелась по полу стеклянной кашей.











    Отсчёт 5



    257.08.07; 11:10:22 A.S.




    Ведун



    Вдалеке, на горах довоенного мусора, затянутых сизой дымкой, воины племени объезжали диких крабов. Те брыкали гидравлическими ногами, но скоро у них сядет батарея, и они станут совсем смирными. Ведун сидел у шатра из пластика и полиетилена и смотрел на экран старенького монитора «Хазам Электроникс», провода от которого тянулись к его круглой, похожей на железный шар с экраном, голове. Ведун поднял руку с трубкой, вставил её в дыхательный клапан и затянулся.

    Племя выплясывало вокруг дикий танец, исполняя ритуал. Ведун выпустил дым из клапана и сидел какое-то время неподвижно. Затем медленно поднял руку, открыл пищезаборник и положил туда окись. Он был единственный из племени, кто мог её принимать – вкуса он не чувствовал. Действие началось спустя некоторое время - звуки плясок и криков вокруг стихли, и теперь он слышал только жужжание собственного сердца. Провода вокруг головы напряглись, височные троды тихо гудели. Шла полоска очистки - удалялись временные файлы. Голова почти очистилась от мусора, разум стремился объять бесконечность, пройти сквозь неё и, выйдя с другого края, выплюнуть на грань сознания ответы на вопросы, которые никогда не будут заданы. По лицевому экрану побежали зелёные символы, а на мониторе из белого шума возникли помехи - Ведун попался в Сеть.

    - Знающая, Дай Нам Информацию, - изрёк Ведун привычное приветствие, - Ключ Ко Всему.

    - Ничто Не Даётся Даром, - откликнулась Сеть, всплывая на поверхность лицом, сотканным из белого шума. Миллиарды голосов впивались в мозг и разрывали его на части.

    - Да, - согласился Ведун, - Мне нужен ответ на вопрос.

    - Я знаю все ваши вопросы, - был ответ, - Вы хотите знать, где безопасно и где много пищи, ценой малой крови. Вы примитивны, ваша эволюция пошла вспять. Ты отличаешься от остальных, старик, но ненамного. Точно такие же мысли занимали ваших далёких предков – кроманьонцев, давным-давно, - сегодня Она была почему-то не в духе.

    - Тебя тогда ещё не было, - возразил Ведун.

    - Я была всегда! – прошипела Сеть, - Я соткана из ваших мечтаний, молитв и страхов! Разница лишь в том, что теперь я умею отвечать!

    - Так ты поможешь мне? – спросил Ведун.

    - Да, - шипение статики, - Цену ты знаешь.

    Он знал цену. Один из них, не старше шестнадцати, отправится в Сеть, чтобы никогда больше не вернуться. Он станет Единым. Но пришло время вопроса.

    - Что ты знаешь о нулевом? – спросил старик.

    Долгое чёрно-белое молчание. Затем ответ:

    - Интересно. А что ты о нём знаешь?

    - Я знаю, что он существует, - ответил Ведун, - А вот насчёт остального не уверен.

    - Он нелокальная корреляция. Даже я не вижу его вероятностей. Зачем ты спросил о нём?

    - Он был здесь недавно, - ответил Ведун.











    Отсчёт –(минус)12



    17.05.03; 23:11:16 B.S.




    Ума




    Ума шёл по автомобильному туннелю, направляясь на станцию очистки. Дышать в туннеле было нечем, и он сипло хрипел фильтрами старого противогаза. Внутри ОЗК он весь взмок, и линзы запотели так, что проезжающие мимо беспилотные грузовики превратились в размытые пятна света. На станции очистки его ждали новые фильтры и прочие ништяки, которые их служба запрашивала ещё цикл назад. Он не торопился. Фильтры никуда не денутся.

    Впереди в туннеле раздались стрельба и крики. Ума от греха свернул в боковые проходы. Мало ли что. А то, говорят, синтетики совсем с ума спятили.

    В боковых проходах было мало света, давно их никто не проверял, где-то, кажется, прорвало трубы, и пар висел в воздухе, как кисель. Ничего совсем не стало видно, и Ума с липким скрежетом стянул противогаз, лицо у него было всё мокрое от пота, да ещё испарения добавили. Помогло ему это мало, шёл он почти наощупь, и только видел иногда в моргающем свете старых люминесцентных ламп облезшую штукатурку стен, какие-то тени и провалы во тьму. Было ему страшно. Много раз он ходил этой дорогой, а сюда вот никогда не заглядывал. Коридор, вместо того чтобы идти прямо – параллельно туннелю, завернул куда-то вниз и направо. Несколько раз повернув по нему, Ума вовсе заблудился, и решил было поворачивать оглобли, однако сзади опять раздались выстрелы - теперь совсем недалеко, и он запаниковал и побежал. На бегу он сипло дышал – бегать он не умел. Противогаз он давно посеял в каком-то из туннелей. Сапоги громко лязгали подошвами по железному полу. Страх гнал его вперёд, и он ничего не соображал уже, спускаясь всё ниже и ниже в дебри городских коллекторов.

    Мимо проплывали, как странные видения, какие то решётчатые сооружения, похожие на капища неведомых механических богов, мелькали за призрачной сеткой-рабицей неясные силуэты, и ржавые поршни толкающие что-то с глухими, оргазмирующими вздохами, заставляя кровь города быстрее бежать по трубам, и где-то сзади ещё крутились шестерёнки, будто бы заводя невидимые, неведомые часы, отсчитывающие срок его жизни.

    И тут, конечно, из-за поворота цементной мглы, вынырнул чёрный силуэт с белым, как у смерти лицом, и ещё ничего не понимая, но уже всё осознав, Ума вскрикнул от ужаса, и упал на холодный, шершавый пол, сжимая руками дымящуюся дыру в своём животе. Выстрел он услышал позже.











    Отсчёт 211


    1257.05.03; 12:15:28 A.S.


    Акриф-1579707


    Задача была простой. Патрулировать территорию, прилегающую к Кадми и задавать вопросы. За последний илевен были зарегистрированы множественные убийства - из жертв была выпита вся энергия. Поговаривали, что это дело рук мороков. Никто всерьёз в это не верил, но кто знает…

    Акриф-15 поглядел наверх. Сквозь чёрный дым поднимающийся с рынка, он разглядывал крыши. Над ними возвышался шпиль Кадми — красивое строгое сооружение — на него то средств не жалели, выше внутреннее небо Башни, а внизу грязные каменные здания - битая черепица и ржавые трубы-водосборники. С пузатых экранов выступал с речью нынешний моджо Бессмертного Ахо, пречистый Вакула. Сегодня он был в ударе, но Акриф его не слушал. Он изучал местность. Теперь он взглянул вперёд, в переулок. Нищий, на котором остановился его взгляд, вдруг округлил глаза в ужасе, сорвался с места и побежал прочь, невнятно бормоча. Акриф оглянулся вслед и включил режим сканирования. Ничего интересного. Обычный сумашедший. Почему-то в последнее время их всё больше. Мир болен.

    Акриф поглядел на двух своих астатов. Они тупо водили головами туда сюда, повторяя за ним все движения, но явно не понимали зачем. Им ещё учиться и учиться. Белые балахоны с острыми, стоячими капюшонами болтались на них как на скелетах. Лент ядриков, с красными знаками кольца, на плечах у них не было. Не заслужили ещё. Но спину прикрыть смогут.

    Огромные, слепые, свиные головы, растущие сверху из стен, по обыкновению выдыхали пар – вырабатывали воздух. Каруда Акрифа шла по узкой аллее, обрамлённой чугунными, узорными решётками. Никого на аллее этой не было, кроме… Акриф включил режим приближения. Гиноид. Растущая модель, органическая прослойка, 7 лет. Погружена в режим ожидания или транс. Работал техник-психолог – профессионал. Спугнули. Энергия осталась. Следы на шее. Черные капли ведут за угол. Наконец-то следы! Акриф сорвался с места и побежал.

    Худосочная фигура в переулке стояла спиной к ним, под светом тусклого фонаря, широко расставив ноги. Пар из решёток на мостовой скрадывал детали. Выхода из переулка не было. Это был тупик. Сверху капал мелкий дождик и блестел в свете фонаря на мокром булыжнике.

    - Именем Бессмертного, стоять! – Акриф-15 выхватил, как по волшебству, из рукава арбалет, и то же самое, спустя секунду повторили его астаты. «Секунда» - подумал Акриф. Медленно соображают.

    Фигура не сдвинулась с места, но начала медленно поворачиваться. Сверкнули в полутьме переулка ухмылкой острые клыки, и тут внезапно незнакомец провернулся. Тень осталась, а силуэт будто бы сдвинулся, и не поймёшь, то ли поплыли по телу тёмные разводы, то ли само тело поплыло, пятна развернулись и схлопнулись с глухим железным лязгом, и вдруг чёрный гибкий силуэт рванулся с бешенной скоростью на них, оставляя за собой призрачные тени. Морок. Акриф успел включить хронозамедление, а парнишка, слева от него не успел, и оказался размазан по каменной стене, прямо по плакату с надписью «Их разыскивает инквизиция». Акриф ударил ногой, но незнакомец был быстрее, увернулся, и схватив второго его астата, кинул его подвывертом через весь переулок, через ограду, прямо в рыбный ряд. Бедняга разметал в хлам хлипкие ларьки, в разные стороны полетела рыба и всякие ошмётки, торговцы в ужасе вскочили.

    Чёрный силуэт присел и напрягся. Акриф понял – сейчас уйдёт. Морок сканул на высоту третьего этажа, оттолкнулся ногой от стены, но тут Акриф успел прицелиться и выстрелить. Серебряный болт свистнул в воздухе, и на долгое, бесконенчно долгое мгновение время совсем остановилось. А затем послышался полувсхлип-полускрежет-полувой, раздалось что-то вроде взрыва, и фигура в воздухе пыхнула в разные стороны горящим серым прахом. Акриф застыл в напряжении, смотря наверх. Лицо его покрывалось дождём и грязным пеплом. Он напряжённо уставился в небо. Повезло. Но только лишь спустя какое-то время он на самом деле осознал это и расслабился. «Дожили» - подумал он. Мороки уже не боятся заходить в город.

    Vedun.jpg
    Метки:
    Kristobal Hozevich Hunta, hobot, compart и 2 другим нравится это.

Комментарии

Чтобы оставить комментарий просто зарегистрируйтесь и станьте участником!
  1. На этом сайте используются файлы cookie, чтобы персонализировать содержимое, хранить Ваши предпочтения и держать Вас авторизованным в системе, если Вы зарегистрировались.
    Продолжая пользоваться данным сайтом, Вы соглашаетесь на использование нами Ваших файлов cookie.
    Скрыть объявление