Orion Conspiracy, The (крупным планом)

Материал из Old-Games.RU Wiki
Перейти к: навигация, поиск

Материал из книги "Компьютерные игры. Выпуск 11" издательства "Библион" ("Аквариум"), 1996 год.

ТРЕБОВАНИЯ К АППАРАТУРЕ:

  • Процессор - не менее 386
  • RAM - не менее 4 Мб
  • Размер на жестком диске - 70 Мб
  • Размер сохраненных игр - 77 Кб
  • Монитор - SVGA

ПОСЛЕДНЕЕ ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ

I think that dialogues in this game were made by some fucking asshole.

И это еще мягко сказано. Если первая фраза Вас шокировала — не стоит погружаться в мир «TOC». Есть другие игры, в которых подобные фразы фигурировать не будут. Мне впервые встретился квест с таким количеством ненормативной лексики или, говоря проще, откровенного мата. И то, что он произносится на чистом английском языке и как само собой разумеющееся, не меняет сути.

А жаль. Потому что во всем остальном это весьма неплохо задуманная и выполненная «ходилка» с фантастическим сюжетом. Слегка переполненная жестокостью, но к этому современные юзеры уже должны были привыкнуть. Достаточно попереключать ТВ-каналы.

Так что решайте сами.

УПРАВЛЕНИЕ

Управление игрой организовано оптимальным образом. Практически все игровые операции можно выполнить мышкой. Сначала Вы должны выбрать предмет, с которым нужно выполнить определенное действие. Для этого кликните левой кнопкой мышки. Если возможно только одно действие — оно будет выполнено. Если действие имеет более сложную структуру — в нижней части экрана появится меню с возможными вариантами-иконками. Для входа в основное меню нажмите пробел. При перемещении курсора в нижнюю часть экрана появятся иконки предметов, которые содержатся в Вашем «рюкзаке». Первой иконка «Status» с изображением человеческой фигурки. Если ее нажать — Вы также окажетесь в главном меню.

Опции основного меню:

  • AUDIO — управление настройкой звука
  • SUBTITLES — управление субтитрами
  • CONTROL — выбор и настройка контроллера
  • SAVE — сохранение игры
  • LOAD — загрузка сохраненной игры
  • CREDITS — список создателей игры

С помощью интуитивно понятных иконок Вы сможете выставить по своему вкусу тип контроллера (вплоть до мышки для левши), скорость прохождения субтитров и т.п.

ПРОХОЖДЕНИЕ ИГРЫ

Случайно в наши руки попал любопытный звуковой файл.

Рапорт службы безопасности концерна «КОБАЯСИ».

Дата: 16 октября 2160 года 05:34

Офицер: BIB The Tall (D&M&Y_OB#20071959)

Предмет: компьютерная запись аудио-дневника Девлина МакКормика (KEN#8716234512)

Примечание: дневник явно связан с катастрофой на «Цербере»

Начало звуковой записи

Денни погиб. Если бы я был мягче с ним, если бы он остался дома, этого бы не случилось. Он сбежал от меня на край света. Более того, как оказалось, на тот свет.

Пилотируемый им корабль взорвался во время рядового контрольного полета. Вспышка — и моего сына не стало.

Мне с трудом удалось получить разрешение на присутствие на его похоронах на «Цербере». Если бы не старые вояки-сослуживцы… Подумаешь, ну и что, что это «Кобаяси» и «Могами-Гудзон». Не нравится мне эта секретность. Что-то здесь нечисто.

...Вот и закончились похороны Денни. Вернее, того, что опустили в могилу вместо его тела. Я уже почти расслабился в своей комнате, когда под дверь подсунули записку. Эта записка только подтвердила мои подозрения — моего сына действительно убили. Я этого так не оставлю, его убийцы должны понести наказание. Мне нельзя улетать завтра на челноке к «Кусиро». Я пытался пробраться к челноку (Shuttle), но у меня нет пропуска в станционный док (Docking Bay). Я попытаюсь получить необходимый пропуск у Брукс (Brooks), которая пилотирует челнок. Я уже выяснил, что она часто ошивается в основном коридоре В2.

Я встретился с Брукс — вот это темперамент! Мне удалось ее слегка завести, и она пригласила меня сыграть в баскетбол в станционном спортзале в В1.

Когда я спустился на лифте в В1, Брукс уже переоделась и разминалась с мячом. Впрочем, я не собирался с ней баловаться, у меня были другие планы. Я сделал вид, что собираюсь переодеться, и прошел в зал для занятия атлетической гимнастикой. Она забыла запереть дверцу шкафа (locker) со своей одеждой. Внутри я обнаружил все, что меня интересовало: пропуск на лифт D и идентификационную карточку (ID card). Обыскав куртку (jacket), я аккуратно повесил ее на место. Играть не пришлось.

Я пробрался на уровень В2 и быстро пошел по коридору вправо, пока не добрался до лифта D. Применив карту доступа, я проехал на лифте на уровень D3 — к станционному доку. Оказавшись в основном коридоре, я повернул влево, в торце оказалась дверь, ведущая в космический челнок.

Меня недаром обучали работе с компьютером, я знал, что если вставлю идентификационную карту (ID card) в компьютер, то получу возможность стереть банки памяти. Едва я успел проделать эту несложную операцию, как появилась сама Брукс. Вскоре она со злостью констатировала, что информация банков памяти погибла. Что ж, следующий челнок прилетит только через неделю. Я думаю, мне этого времени хватит.

Пора приниматься за дело. Перво-наперво нужно переговорить с непосредственным шефом моего сына — Ruth Bernard. Она является руководителем научной лаборатории фирмы «Кобаяси», которая расположена в D2. Возможно, ей известны какие-нибудь подробности гибели Дэнни.

Я не ошибся — разговор дал положительный результат. Доктор Бернард проверила материалы и обнаружила, что корабль, который пилотировал Денни, выдал в момент катастрофы вспышку мощностью в три мегаватта. Она не смогла найти объяснение этому летальному выбросу энергии. Судя по всему, персонал этой проклятой станции вообще не расположен вести откровенные разговоры.

Я сделал попытку разговорить механика Мейера (Meyer). Любопытный тип, к тому же заслуженный ветеран войны. Я нашел его в генераторной (она расположена на восток от B2). В беседе он столь же приятен, как денубийская пятнистая крыса. Проявив определенную настойчивость, я все же смог кое-что из него вытрясти. Энергетический выхлоп мощностью три киловатта дает в момент взрыва заряд взрывчатки (Concussion Charge). Я также прихватил из генераторной огнетушитель — на всякий пожарный.

Никто из персонала «Цербера» не смог разрешить мои сомнения: имеются на станции заряды взрывчатки или нет. Мне уже начало казаться, что я зашел в тупик. Совершенно случайно я разговорился с сотрудником лаборатории по фамилии Роуленд (Rowland). Да, этот парень кое-что знал о зарядах, но просто так делиться информацией не хотел. Налицо было вымогательство взятки. Я заикнулся о деньгах, но все оказалось сложнее. Речь шла об аппетитнейшем пироге с черникой — шедевре кулинарного мастерства станционного повара Чандры (Chandra).

Пришлось смотаться в столовую на уровень В4. На меня Чандра произвел впечатление отличного, но несколько хвастливого повара. В кладовке я разглядел искомый пирог (pie), но мои попытки позаимствовать его оказались безрезультатными. Идея пришла внезапно. Я сообразил, что если вызову повара на кулинарное соревнование, то у меня будет больше возможностей его отвлечь. Он заглотил приманку и приступил к изготовлению своего фирменного блюда. Трезво оценивая собственные кухонные таланты, я не стал жарить яичницу, а попытался найти способ вывести повара из состояния душевного равновесия. Я вспомнил, как представитель службы безопасности Вард (Ward) упомянул в курилке, что в катакомбах водятся крысы.

В катакомбы можно было попасть со склада в D4. Вскоре я был на месте. Крысиную нору я обнаружил почти сразу. Да, космические крысы бегают не менее шустро, чем их земные собратья. А вот свет они не любят. Я пошел направо, взял фонарь (Lantern), вернулся к норе и наставил на нее фонарь. Попытки отловить грызуна положительных результатов не дали.

Я не напрасно посещал курсы добровольных помощников пожарных — пары струй из огнетушителя оказалось вполне достаточно, чтобы крыса закоченела. Засунув ее за пазуху, я пробрался в помещение столовой. Мне было слышно, как Чандра гремит на кухне сковородками. На столе стояло приготовленное для моей дегустации фирменное блюдо под названием CORMA («…лучшая в галактике корма, ха!»). Крыса прекрасно поместилась в тарелке.

Вслед за этим я попросил Чандру взглянуть на его стряпню. Видели бы Вы его рожу! Пока он таращил глаза, я прокрался в кладовку и спер пирог.

Роуленда (Rowland) я нашел в его каюте (ВЗ, «crew Е»). После того, как я презентовал ему пирог, ему пришлось поделиться со мной секретом. С взрывчаткой работала сотрудник научной лаборатории по фамилии Рэмен (Raman). Пришлось нанести визит этой застенчивой подружке. Когда я слегка прижал ее, она призналась, что «Кобаяси» действительно пользуется такой взрывчаткой. Чтобы никто об этом не узнал, заряды взрывчатки проходили по всем документам как «Ключ на 3» (Gauge 3 wrenches).

Это уже был след. Теперь можно было проверить — был ли взят со склада заряд взрывчатки, которым взорвали корабль Денни. Мне нужно было заполучить копию складской инвентаризационной ведомости. Выйдя из лаборатории, я прошел по коридору влево. Возле голубой эстакады я поговорил с Ляпаз (LaPaz). Когда я спросил ее о ведомости (Stock Inventory), она нехотя дала мне экземпляр.

Я отправился на склад в D4, где взял аналогичную ведомость. Сверив эти документы, я убедился в том, что со склада действительно был взят заряд взрывчатки.

Пришлось побеседовать с Ляпаз еще раз. Как выяснилось, доступом в комнату для хранения оружия обладали только два человека на станции: сотрудник службы безопасности Вард и капитан станции Шеннон (Shannon).

Пришло время узнать подробности из жизни персонала станции. С этой целью я прошел в медицинский блок станции, расположенный вблизи от лаборатории на уровне В2. Блок состоит из двух помещений: вестибюля и операционной, где меня встретила доктор Чу (Dr. Chu). В ее планы не входило мое рыскание по файлам медицинского компьютера. Пришлось еще раз импровизировать. Я вспомнил о взяточнике и пожирателе пирогов Роуленде. Последнего удалось разыскать на койке в его каюте. Услышав от меня, что он очень плохо выглядит, Роуленд слегка побледнел и немедленно со мной согласился. Пока я добирался до медицинского блока, Роуленд успел связаться с докторшей и сообщить о своем предсмертном состоянии. Чу ничего не оставалось, как отправиться к нему с благородной миссией спасения. Не теряя времени, я погрузился в изучение конфиденциальных медицинских файлов. Клондайк информации! Я обнаружил, что основной подозреваемый Вард не мог взять заряд взрывчатки. Именно в момент ее исчезновения со склада Вард находился на операционном столе. Н-да… Еще я выяснил, что у Ляпаз есть свой темный секрет — она на втором месяце беременности. Попалась, птичка, коготок увяз!

В ходе последовавшего разговора с Ляпаз я дал ей понять, что мне известна ее тайна. А когда я опять заговорил о смерти Денни, она не выдержала и отдала мне ключ от шкафа в его каюте. Наконец-то я смогу получить доступ к его вещам!

Его каюта расположена на уровне ВЗ (crew В). Я еле сдерживал слезы, открывая шкаф (Cupboard) с его вещами. Среди них мне попалась стопка любовных писем. Заметив скрепку для бумаг (paper clip), я прихватил ее с собой: во время прохождения квеста все может пригодиться. Среди писем я увидел фотографию возлюбленной моего сына. В голове возникла мысль о неведомом мне внуке… Увы, при более тщательном рассмотрении оказалось, что на фото запечатлен Стив Кауфман (Steve Kaufmann)!!! (Мы же Вас предупреждали?!)

Реальность ударила по мозгам: мой сын был гомосексуалистом. Как же мы были далеки, да я понятия не имел…

В этот момент в каюту ворвался взбешенный Кауфман. Он обвинил меня во всех мыслимых грехах и упущениях. Его крики разносились по всей станции. После такой встряски я почувствовал, что должен отдохнуть. Мне нужны силы, как физические, так и моральные, чтобы размотать еще более запутавшийся клубок тайн.

Мой отдых был прерван Ляпаз, которая отвела меня в каюту Кауфмана. На полу каюты лежал хозяин каюты, вернее, то, что от него осталось. Вард и капитан Шеннон совещались над растерзанным трупом. Их гнев и обвинения были направлены в мою сторону. Меня обвинили в убийстве. Никто и ничего не собирался доказывать, мои заявления о невиновности были просто-напросто проигнорированы. В конце концов, грубиян Вард запер меня в помещении обсерватории.

Нужно было найти способ выбраться из обсерватории. Гениальность была отличительной чертой всех поколений МакКормиков. Я разобрал на составные части небольшой телескоп. В моем распоряжении оказались линзы (lens) и металлический тубус (tube). С помощью линз мне удалось снять со стены решетку системы вентиляции (air grill). Вслед за этим я приладил металлический тубус от телескопа к выходу вентиляционной системы. В рационе, который оставил мне Вард, я нашел кусок бисквита. С его помощью я заткнул отверстие в тубусе.

Судя по всему, я достаточно хорошо изучил руководство по системам вентиляции и кондиционирования. Компьютерная система решила, что в обсерваторию перекрыт доступ воздуха. Чтобы потенциальные астрономы не задохнулись, компьютер открыл входную дверь. На выходе из обсерватории меня перехватила Эллисон Гейтс. Она была одним из сотрудников научной лаборатории фирмы «Кобаяси». А по совместительству шпионила в их пользу за персоналом «Могами-Гудзон». Именно она подсунула записку под дверь моей каюты. Мы решили объединить усилия по раскрытию смертельной тайны «Цербера».

Мне нужно было соблюдать особую осторожность и не попадаться на глаза Ляпаз, Варду и капитану Шеннону, которым было известно о моем заключении в обсерватории.

Не знаю почему, но я прошел в сад на уровне В2. В сарайчике я прихватил кусачки (Wirecutters). Повинуясь неясным предчувствиям, я также заглянул в транспортную шлюпку (Transport Pod) там же на В2 — рядом с генераторной, где обнаружил странные коконы. Я незамедлительно вызвал Гейтс, вместе с ней мы исследовали коконы подробнее. За этим занятием нас застала доктор Чу. Представьте наш шок, когда доктор на наших глазах преобразилась в Чужого! Команде «Цербера» была уготована страшная участь: вылупившиеся из коконов чужие должны были ее заменить. Гейтс попыталась сразиться с бывшей Чу. Попытка закончилась плачевно — ее разорвали на части. Я едва успел выскочить в коридор и устремился в генераторную. От отчаяния пришла удивительная ясность мышления: я придумал план. Подойдя к панели управления (Control Panel), я отключил питание. С помощью кусачек я перекусил кабель (cables). После чего снова включил питание. Пройдя в соседнюю комнату, я привлек внимание чужого и заманил его к оголенному кабелю. Наступив на кабель, эта тварь, по моему замыслу, должна была отбросить копыта. Увы, этого не произошло, бестия оказалась слишком живучей.

Пройдя в соседнюю комнату, я поднял с пола разводной ключ (wrench). Вернувшись к чужому, я отломил заглушку на одном из топливных баков. Топливо пролилось на чужого и вспыхнуло, соприкоснувшись с оголенными проводами. Чао, чао дорогая доктор Чу!

Подоспел Мейер, который сообщил мне, что причиненный двигателю станции вред носит критический характер. Содеянные мной повреждения привели к тому, что «Цербер» стал уходить со стационарной орбиты с перспективой дальнейшего проваливания в местную Черную Дыру. Ладно, придется что-нибудь придумать.

В коридоре я столкнулся с Роулендом, который умудрился подслушать мой разговор с Мейером. Трусливая сволочь! Он устремился спасать собственную шкуру к транспортной шлюпке с коконами чужих на борту. Если он спасется таким образом, все человечество окажется под угрозой уничтожения. Увы, шлюпку придется грохнуть.

Для этой задачи вполне сойдет лазерная пушка, которая должна находиться в арсенале (Armory). Но у меня не было допуска на лифт С! Пораскинув мозгами, я сообразил, что требуется сделать.

Для начала — в бар, который расположен на уровне В1, рядом со спортивным залом. Рядом со стойкой я прихватил зеленую (дизайн, однако) «фомку» (crowbar).

Далее — в зал для занятия атлетической гимнастикой. Эспандер (chest expander) мне обязательно пригодится.

И напоследок — в катакомбы (D4) за молотком (hammer).

Вооружившись этим набором, я отправился к лифту С. Он находился рядом с комнатой управления станцией (куда можно пройти по голубой эстакаде на уровне B2). Ломик пригодился для того, чтобы отогнуть панельку управления лифтом. Фиксация в отогнутом положении была достигнута с помощью эспандера. Рассмотреть плату подробнее мне удалось с помощью линз от телескопа. Так, все понятно, нужен кусок провода, чтобы сделать короткое замыкание. С помощью молотка я спрямил скрепку для бумаг (говорил же, что пригодится!). Выпрямленной скрепкой замкнул цепь. Прошу пожаловать в лифт С, сэр. Арсенал расположен на уровне С1. С помощью лазерной пушки я разнес на мелкие кусочки транспортную шлюпку. Прости, Роуленд…

За этим занятием меня застал капитан Шеннон. Оказывается, сюрпризы только начинаются. Он все мне рассказал. И о том, как он убил моего сына, и о том, что он убил Кауфмана, чтобы подставить меня. С его стороны это была давно и тщательно вынашиваемая сладкая месть. Так уж случилось, что когда-то я руководил коллективом, в котором была и его жена. Она погибла. Я оказался не в силах это предотвратить.

Капитан был вне себя от ярости. Я приготовился к скорой встрече с сыном, но тут появился Мейер. Спасая меня, он прыгнул на капитана и в ходе непродолжительной схватки пристрелил ублюдка из его же пистолета!

Я рассказал Мейеру о том, как разборки с чужим привели к повреждению двигателя станции. Он уточнил, что не все еще потеряно: станцию все еще можно спасти, но для этого мне придется проводить наружные ремонтные работы. Мне оставалось только одно — попытаться…

Необходимый инструмент — разводной ключ для работы в условиях с нулевой силой тяжести под названием «RATCHET» (Zero-G wrench) — я обнаружил на челноке в шкафчике (locker) с инструментами (уровень D3 — влево до упора).

На обратном пути меня перехватила Ляпаз. Она пребывала в состоянии отчаяния: по ее словам, у Варда «поехала крыша», он расстрелял трех сотрудников «Могами-Гудзон», так как думал, что под их видом скрываются чужие. Вместе мы отправились к каютам, где Варда пытались успокоить Брукс и Рэмен. Вард вел себя совершенно издерганно, он утверждал, что Везерман (Weatherman) — тоже чужой. Я попытался спокойно с ним поговорить, но Брукс внезапно бросилась на Варда. В результате взрыва гранаты и Вард, и Брукс погибли. К тому же на бедную Рэмен свалился тяжелый брус, а образовавшиеся щели привели к утечке воздуха за борт станции. Возникла необходимость срочно заварить поврежденный участок коридора с двух концов. Прибежал Чандра, его любовь к Рэмен была столь велика, что он решил остаться вместе с ней до конца. Вновь мой жестокий рок привел к гибели невинных людей. Ляпаз вытащила тело Брукс из коридора. Я быстро сбегал на склад D4 за лазерным сварочным аппаратом (Laser Welder) и вернулся заварить перегородки.

Двигатель станции был на грани разрушения. Я отправился в станционный док (ВЗ, направо), где меня поджидал Мейер. С помощью корабля-разведчика мне удалось заполучить необходимую для ремонта двигателя станции деталь. Я снял ее с поврежденного корабля моего сына. Из-за перегрузок я потерял сознание.

Очнувшись, я выяснил, что эти скоты из «Могами-Гудзон» захватили часть станции и отключили подачу воздуха в помещения персонала «Кобаяси». Единственное, что мне пришло в голову, — подобраться снаружи к их комнате управления и уничтожить ее зарядом взрывчатки. Я быстро смотался в Арсенал за взрывчаткой из шкафчика (locker). Не стану скрывать, эта миссия мне доставила удовольствие.

И все-таки неплохо было бы выяснить — ЗАЧЕМ им все это было нужно? Одна из сотрудниц лаборатории «Могами-Гудзон» на уровне В2 (мне пришлось воспользоваться лифтом А, чтобы попасть на уровень А1) была все еще жива. Ее история не слишком меня удивила. Как оказалось, чужие обитали во внутренней части астероида. Они помогали «Могами-Гудзон» разрабатывать новые технологии. Со временем чужим перестал нравиться контроль со стороны людей, они захотели получить большую степень свободы и стали игнорировать интересы «М-Г». На всякий случай персонал лаборатории разработал жидкость, способную полностью уничтожать чужих при соприкосновении (слабеющей рукой лаборантка указала на стол, на котором стояла баночка с красной жидкостью).

Подошли Ляпаз и Мейер. Мейер сообщил мне очередную порцию плохих новостей. Оказывается, чип из навигационной системы челнока (NavCom) был уничтожен. Это означало, что мы не сможем воспользоваться челноком. Однако тут же выяснилось, что аналогичная схема в целях предосторожности была помещена в мозг Брукс (так вот почему Ляпаз вытащила ее тело!). Я вызвался сыграть роль нейрохирурга.

Итак, я отправился к каютам на уровень ВЗ (crew F), Ляпаз — в центр управления станцией, а Мейер — в челнок. Окончив вскрытие тела, я прошел на уровень DЗ к Мейеру. Отдав ему чип, я решил разыскать Ляпаз. Она оказалась в центре управления станцией, вместе с ней был Лоу (Lowe). Оставался «обчужевший» Везерман — его нужно было разыскать и порешить. Я вспомнил, как бедняга Вард сказал, что он наткнулся на Везермана в станционном саду, где тот поедал всеобщего любимца команды — пса Берри (Berry). На останки Берри мы натолкнулись у самого входа в сад. До нас донесся зловещий вой. Вскоре мы обнаружили и самого Везермана, который все еще продолжал кровавое пиршество. Он был безнадежен.

Перед тем, как применить жидкость, Везермана нужно было поймать. Вдвоем с Ляпаз мы направились в спортивный зал, где с помощью кусачек я срезал волейбольную сетку. Вернувшись в сад, мы набросили сеть на вторую дверь (предварительно я убедился, что Везерман все еще находится за ней). После этого я сказал Ляпаз, чтобы она попыталась выманить Везермана. Что она и сделала. Везерман запутался в сети, и я вылил на него красную жидкость. Чужой превратился в пыль.

Мейер ждал нас в челноке. У него для нас был приготовлен очередной шокирующий сюрприз. Наш приятель Лоу также оказался чужим! Причем, весьма хитрым чужим. Он забрался в Арсенал и ждал, когда мы стартуем, чтобы расстрелять челнок из лазерной пушки. Нет, человечество должно быть избавлено от этой заразы. Если уничтожить «Цербер» — с Лоу и его дьявольской расой будет покончено. Со всеми возможными предосторожностями я пробрался в командный центр станции. План был прост: я запущу таймер уничтожения станции. У меня будет 30 секунд, чтобы вернуться в челнок, причем во время отсчета вооружение станции будет отключено.

Я все сделал правильно — нажал красную кнопку самоуничтожения (self-destruct mechanism) и быстро примчался обратно в шаттл. Но… вот дьявол! Лоу деактивировал механизм самоуничтожения.

Ладно, вызов принят.

Я отправился в Арсенал, где прихватил последний заряд взрывчатки (Concussion Charge), вслед за этим я реактивировал включатель самоуничтожения и заминировал его с помощью заряда.

Ждем-с… Лоу попытался вновь деактивировать включатель.

Сюрприз!!!

Обратной дороги больше не существовало. Я вспомнил забеги на 100 м и стартовал к челноку. Вместе с Ляпаз и Мейером нам удалось вырваться из смертельной западни. На наших глазах «Цербер» превратился в космический мусор. Я ощущаю себя на грани нервного истощения… Вот тебе и первый контакт с чужими. 17 человеческих жизней, в том числе и мой собственный сын, минутку, что это за поскребывание доносится из хвостового отсека…

См. также

Orion Conspiracy, The — связанные статьи
Основная статья Крупным планом Переводы Обложки Технические вопросы