Землянам в космос воспрещено. Беспредел, который они прогнозируют учинять, освоившись в ближнем космическом пространстве, не вписывается даже в самые гибкие рамки деятельности, допустимой для мира, гармонии и процветания. Пустить спутник на окраину галактики, сделать парочку «селфи» в «обнимку» с родной планетой, наудачу отправить послание внеземным цивилизациям — всё это следствия в меру безобидного любопытства. Но высадка военизированного десанта на неизвестной планете с целью захвата вряд ли останется незамеченной. И безнаказанной: рано или поздно придется ответствовать за свои поступки.


Информация

Доигрались, товарищи

Всю сознательную жизнь на «голубой планете» человечество неутомимо стремилось к желаемому. Захотел ли неандерталец тепла и света в диком недружелюбном мире, и Прометей, недолго думая, подарил ему и то, и другое. Горячий жар пламени в одночасье получил невероятную популярность, обнажая подлинную страсть антропоморфных созданий к... войне. Возникли первые обиталища, уже не походившие на пещеры, откуда выползла, сонно потирая глаза, молодая цивилизация. Приручив волка и тарпана, человек обрёл надежных помощников в хозяйстве, которое из охоты и рыбалки впоследствии ощетинилось земледелием и скотоводством.

Шли дни, которые складывались в года, которые скрепляли века... И, наконец, века, подобно Атланту, подпирающему небо на могучих плечах, колоннами восходили к белоснежным балконам нескольких тысячелетий, откуда с головокружительной высоты среди тысяч звёзд в вечном «сейчас» уже нет разницы между прошлым и будущим. Нирвана?.. Возможно, человеческий рай будет именно таким. Когда-нибудь. Но уже не на Земле. Дотянувшись в прошлом до пика своего благополучия, человек в прямом смысле слова рухнул в океан самой настоящей раскалённой лавы. Отпрыски когда-то многообещающей человеческой расы вконец полностью истощили родную планету чокнутым образом жизни и были вынуждены сматывать удочки — Земля на длительной реконструкции. Длительной даже для богов.

В конце концов, чего-то подобного следовало ожидать: катастрофическое перенаселение, множество неизвестных науке болезней и массовые мутации... Долгий период времени земляне упорно потребляли несоизмеримо больше, чем производили взамен кроме отходов; набирали лишнюю массу удобств и меньше всего заботились о растущей, как на дрожжах, угрозе нарушения естественных природных процессов, в лоне которых их ум обнаружил себя разумным. Вчерашний Апокалипсис, множеством вариантов которого баловался рядовой представитель развлекательной индустрии, обозначил пределы жизнеспособности человека и удостоил его третьим местом, уступив тараканам в рейтинге заслуженных героев техногенной катастрофы.


Приказано колонизировать

Стоило людям лицом к лицу столкнуться с реальной угрозой своего существования, как дела у человеческого конгломерата помчались с места в верхние слои атмосферы. В начале XXVI века впервые за всю официальную историю Земли страны третьего мира добровольно трудятся плечом к плечу с преуспевающими сверхдержавами, добывая ресурсы и конструируя мелкий ширпотрёб для ранних космических экспедиций. На этом, конечно, громкие результаты экстренного саммита по вопросам вооружённых конфликтов между второй и третьей планетарными нациями только начинались. Какой саммит, что за нации, какого чёрта происходит — никто толком не знает, но стараниями мировых СМИ ясно, что старинное выражение «пора валить», ставшее классическим примером эвфемизма, на самом деле не что иное, как руководство к действию, которым пользовались издавна авантюристы и первопроходцы вроде Америго Веспуччи, Марко Поло и Ермака.

Шесть лет беспрерывных переговоров принесли человечеству экспансионный устав. Ещё триста — и космический путешественник, HOSV (High Orbital Support Vessel), венец технического творения адамовых отпрысков под кодовым названием «Ганимед» (от англ. Ganymede), бесцеремонно вторгся в систему 6Hubley-21 и достиг её четвёртой планеты, Натролиса (от англ. Natrolis). Увы, связь с посадочным модулем была утеряна за четыре года до приземления первых десантников, но последние трансмиссии, которые удалось декодировать, содержали неутешительную информацию о присутствии на планете, помимо коренных аборигенов, ещё одной, инопланетной расы насекомоподобных существ. Итог дистанционного изучения первой внеземной цивилизации, которая может составить землянам серьёзную «конкуренцию», потряс весь Колонистский совет: каким-то немыслимым образом жуки почуяли наблюдателей, определили место их обитания и с троекратным рвением приступили к заселению Натролиса для будущего марш-броска на... Землю! Действовать пришлось немедленно: для человечества XXVIII век наступил с роковым писком системы жизнеобеспечения OS3 (Onboard Sentient Support System), подавшей сигнал к пробуждению спящих пехотинцев. Их новая реальность начинается здесь, на удивительном Натролисе. И начинается она в грубой попытке вернуть себе эру безраздельного царствования людей: выкачивание полезных ископаемых, наспех собранные военные городки и яростная рубка сопротивляющейся оппозиции.


Технические достижения землян (terrans), их сплоченность вокруг идеи собственного величия, а также внезапность вторжения обусловили естественный успех кампании, который сопровождал бы их и дальше, если бы человек в самом деле был единственным свидетельством разумной формы жизни во Вселенной. Однако ни коренной народ Натролиса, сорины (sorins), ни членистоногий привет из глубин космоса, дрейлы (dreils), не имели бы ни единого шанса сохранить свою самобытность без единственного инструмента, который может котироваться в сдерживании губительной самоуверенности людей — интеллекта. Обладание им позволило каждой расе сражаться на равных. Впрочем, закованным в кевларовые бронекостюмы космическим паладинам есть, что противопоставить соперникам: непроницаемый шлем, полностью скрывающий чисто выбритую голову с именным штрих-кодом на затылке, кристаровые перчатки на руках, сжимающих многофункциональную винтовку, на которой сверху — инфракрасный прицел для дистанционного поражения врага, а снизу — заточенное лезвие клинка с хищными зазубринами для рукопашной схватки...

Каждый колонист под завязку набит электронными примочками, следуя при этом последнему слову моды будущего на этой стилем забытой планете. В текущем сезоне снова актуален длинный плащ, под которыми удобно носить пару «Узишек» представителю командирского состава. Для тружеников подводного фронта from Earth with love подвезли партию жёстких водолазных скафандров, изготовленных на базе легендарной стокилограммовой модели с двадцатью иллюминаторами за авторством братьев Кармагноль. Всё адмиралтейство щеголяет в бронированных доспехах, инструктированных позолоченными знаками исключительного отличия. Дошло до того, что очумевшему от самолюбования батальону гренадёров разрешили заказать из военного музея с Земли «кепи» Французского иностранного легиона в память о благородном прошлом их рода войск... но командование вовремя опомнилось и разгулявшихся вояк силком вернули в строй. После этого инцидента внешний облик остальных солдат строго нормируется, а ушедших в самоволку протестантов оперативно заменили неприхотливой робототехникой, которой, в отличие от граждан Земли, ботинки не нужны. Тем не менее, перспективы карьерного роста у искусственного интеллекта даже в 28-м веке остаются чрезвычайно туманны: на работу берут либо роботом-разнорабочим, что бесславно, либо роботом-камикадзе, что ненадолго. В «Поджигатели» пойти, что ли? Экзотично. Слишком. «Кут» — элита, берут только по знакомству. Податься в «снайперы» бы, но там высокая стоимость обучения и запредельный стандарт по длине ствола... Оказавшиеся невостребованными, роботы-разведчики от безделья сутками гундосят по выделенному каналу связи, сыпля цитатами из «Семнадцати мгновений весны», и в дцатый раз проводят единственный в мире конкурс на лучший «косплей» на коллегу из саги Star Wars, зонда-дроида «Гадюка», провоцируя особо одарённую электронику на предательскую тоску по временам, когда давным-давно, в одной далёкой-предалёкой галактике роботы были нужны, роботы были важны.


Как следует из всего вышеброшенного, первая сторона конфликта в этой шахматной партии на троих выглядит по меньшей мере предсказуемо. Топовое снаряжение для косморпехов, дорогущий даже по меркам чёрного рынка композит, используемый в производстве техники и строительстве укреплений, лучшие в галактике условия контрактной службы, своевременное медицинское обслуживание и вдохновляющие командиры — вот, откуда берётся решительная поступь хозяев и зачинателей военного положения. Рост тяжёлой промышленности и служение научных достижений целям военного аппарата диктуют колонистам поиск требовательных к добыче и обработке полезных ископаемых, таких как дармовая энергия, бьющая из геотермальных источников, кристаллы, на которые также претендует дрейлская орда, и... камень. Натуральный натролианский камень, также востребованный на стройплощадках соринских прорабов. Между собой сорины и дрейлы делят только третий «ресурс» — павших на поле боя существ, о судьбе которых будет сказано дальше.

Этим, кстати, наглядно иллюстрируются и другие отличия воинствующих рас друг от друга: архитектура, способы добычи ресурсов, разнообразие юнитов, их функций и характеристик, даже манера передвигаться — сугубо индивидуальны для каждого народа и обусловлены особенностями мест их рождения. Уверенный в миссии своего народа, размашисто марширующий по поверхности чужой планеты землянин бесстрашно шлёпает в дремучих зарослях Натролиса, служа тем самым отличной мишенью для терпеливых соринских лучников. Старейшины разумных рептилий, ревниво храня грёзы о босятской жизни далёких родственничков с Земли, пропагандируют среди соринов самурайские заповеди. Членстоногие же, в отличие от пресмыкающихся, которые не без успеха обходятся незаурядной силой мускул и примитивными орудиями труда, — единственная раса Натролиса, обладающая подлинно изощренными талантами к выживанию, все из которых — врождённые.

При столь ярком различии, недвижимые владения каждой расы идентичны друг другу функционально и для удобства игрока рассортированы по четырём группам, которые открываются по мере прироста новых элементов в архитектурном ансамбле командного центра во время его очередного усовершенствования. До второго уровня развития базы позволить себе можно разве что хилых представителей рабочего класса да личный состав духов, годящихся, в основном, для обхода скромных владений. Первую группу составляют жилые помещения, склад и казармы. Со складом всё ясно — он и на Натролисе склад. Помимо точки сбора ресурсов, он выполняет функции института исследований в области добычи полезных ископаемых, личной эффективности «сотрудников» базы и вспомогательной инфраструктуры. В казармах за символических гонорар воспитываются бойцы общей строевой подготовки с навыками ближнего боя, которые составят костяк регулярной армии. Вместе с колонистами на таинственную планету перекочевали и их традиционные методы психофизического воздействия, ярко продемонстрированные полицейской дубинской и ростовым полицейским щитом в руках часового землян. С открытием второй, третьей и четвёртой группы строений появляется прецедент для роста оборонно-промышленного комплекса людей и осуществления ОРМ (оперативно-розыскных мероприятий) в отношении гуманоидов, потерявшихся в «тумане войны» и, по меркам землян, третьесортных убеждениях.


Вождь зеленокожих

Вместе с тем, возможности и людей, и их оппонентов строго ограничены... классическим дарвинизмом? Похоже, он не слишком-то «сработал» даже тут, на Натролисе. Налицо эксперименты по селекционированию новых типов разумных существ от старших братьев соринов, рептилоидов/иллюминатов. По каким-то неведомым причинам боги побросали и результаты своих трудов в лице, вернее, в морде чешуйчатых зеленокожих варваров, и генетический материал, заимствованный прямо у одичалых братьев их меньших, и покинули Натролис, как, возможно, когда-то покинули «голубую планету» колонистов, предоставив своим... детям? Полную свободу действий на задворках Вселенной.

Мир Натролиса (от англ. Natrolis) отличается от родных сердцу переселенца угодий: большая часть поверхности занята вековыми рощами местной породы деревьев, что приближает климатические условия к земным. Натролис — это Земля до начала времён, когда на седьмой день Бог отдыхал, а человек только начинался в его воображении. Въедливые цвета буйствующей зелени, смешиваясь со скальными породами и побуревшей под затяжными ливнями почвой сдерживают (пускай и условно) осторожное наступление иноземцев и заботливо маскируют коренных жителей Натролиса, препятствуя продвижению первых и оберегая безопасность вторых. Среди этого девственного великолепия чинно ползают подслеповатые личинки дрейлов и вальяжно расхаживают дикие сорины, значащие для своих более деятельных родственников то же, что и для людей — обезьяны. Четвероногие сорины — существа травоядные, когда как их двуногие, тиранозавроподобные собратья склонны задевать миролюбивых вегетарианцев и тех, чьё присутствие сильно противоречит прежним представлениям диких соринов о жизни на «Тёмной планете».


Кроме уже известной колонистам сосны, на планете произрастают уникальные породы деревьев Мид, Доум и Виска, часть которых вероятнее всего воочию увидеть можно лишь в результате действия соринского волшебства. Быть может, из-за роковой близости Натролиса к матери-звезде и толстой атмосферной оболочки местная флора отличается поистине богатырскими размерами; длинные широкие листья папоротника, воздушных и кормовых кустов напоминают панели солнечных батарей, активно фотосинтезирующие свет в безоблачную погоду. Натролис сам по себе достаточно ясно даёт понять, что с вторжением неприспособленных захватчиков в естественный образ жизни его и его коренных обитателей шутки плохи: кроме резкой смены времени суток, когда в кромешной тьме видимость падает до возможностей подслеповатого крота, днём погода может так же неожиданно «разреветься» увесистыми каплями дождя, перемешав удобные для марш-бросков тропинки с грязью, которая тяжелыми комьями липнет к ногам и затрудняет перемещение юнитов, отражаясь неподдельной тоской в чёрных глазах-бусинах соринского шамана. Наверное, он жутко удивится, если когда-нибудь узнает, как предки этих пришельцев уничтожали себе подобных целыми народами, насаждая убогие представления об истинно «цивилизованном» обществе. И вдруг, глазами коренного жителя Натролиса становится ясно, как день — сорины молчат лишь потому, что им нечего сказать белокожим тварям. Вернуться обратно в мезозой и молча дожидаться очередной «реформы» из космоса?! Да ни в жисть! В отличие от ацтеков, встретивших появление Кортеса хлебом и солью, сорины угостят людей единственным блюдом натролианской кухни, рецепт которого прекрасно известен незваным гостям — войной.


Но о чём на самом деле размышляют сорины — сказать очень-очень трудно, так как разговорчики в строю любой из трёх армий строго-настрого воспрещены от слова «вообще». Орать, рычать, хрюкать — сколько угодно. А трепаться — это где-нибудь в другом месте. Поэтому на Натролисе все молчат, с сородичами общаясь телепатически, а с врагами — кинетически. Оно и ясно — бывалые сорнские вояки говорят, что узнать кого-то по-настоящему можно только в бою. Поселение зеленокожих, пусть и смахивает на ощетинившийся примитивным оружием заповедник редких животных, осознавших себя вымирающим видом, при тесном знакомстве создает правильное впечатление о гостеприимности рептилий и ощутимо меняет взгляды на жизнь в пределах Натролиса. Переживающие эпоху глухого средневековья, рептилии многое переняли у своих «коллег» по красным штандартам. Далёкая от пирамид капитализма, рабочая партия соринов, вооружившись допотопными молотками, вместо кристаллов валит лес и, как и люди, неравнодушна к возможностям «духовной» энергии, которую собирают, вернее, даже не собирают, а накапливают аж двумя способами. Ведь энергия эта принадлежит тем сынам богов, что бьют челом о землю-мать возле аутентичных алтарей, дабы преумножить «ману» в общем «пуле», и тем их погибшим в славной сече сородичам, чьи «души» покинули явный мир и, став бестелесными сгустками света, стремятся воссоединиться со своим родовым эгрегором возле молящихся прихожан.


Вожди соринов исповедуют свободный из излишеств образ жизни подлинных охотников, коими драконоподобные рептилии отчасти и являются. Однако их, склонных к прямохождению и обустройству экстерьера своих построек в цвета кроваво-красной гаммы выдаёт близкое сходство соринов с… орками. Пребывая в состоянии постоянной готовности к войне, лидеры соринов всерьёз озаботились средствами глухой обороны, которую в определённый момент локальной схватки можно обернуть в полномасштабное контрнаступление. Являясь уже знакомыми по школьному курсу истории представителями динозавров, сорины, имея в распоряжении многие преимущества антропоморфных существ (мозг в числе которых не на последнем месте), отгрохали полноценную цивилизацию, где на правах сильнейших и мудрейших правят избранный народом совет вождей. За отсутствием высоких технологий, равно как интереса к ним, сорины своим беспрецедентным образом жизни, лишённым побочных продуктов эгоцентризма, вплотную приблизились к пониманию мироустройства, регулярно взаимодействуя со всякого рода потусторонними силами. Правда, духи местности имеют сугубо деструктивные намерения и с готовностью распускают то, что у бестелесных существ по меркам умозрительной реальности должно быть руками. Имея на то, между прочим, все основания: в конфликте с «продвинутыми» легионами колонистов деревянные копья, грубые клинки и стрелы соринов имели бы совершенно ничтожный успех без… поддержки предков. Змееподобный шаман, заходясь в припадках магических пассов, самозабвенно что-то кастует. В черепном бардачке священнослужителя запрятаны фокусы на любой случай жизни, и он не без удовольствия показывает их один за другим: камлает за реабилитацию растительного генофонда, подрубленного сердобольными работягами, подлечивает подраненных, бесцеремонно расталкивает мёртвяков, призывая тех ещё одну вечность потрясти косточками на благо собратьев, жжёт напалмом и морозит бураном... Одним словом, мастер на все лапы.

Военный лагерь кочующих соринов может разместиться в самом неожиданном месте, пресекая любую попытку колонистов причудливым тактическим маневром застать врасплох коренных жителей. Интеллект разумных динозавров достаточно хорош, чтобы в лучших традициях Спарты встретить армию чужестранцев, клинообразно протискивающуюся в горном ущелье к вожделенному тылу местного племени. Местные жители Натролиса, застрявшие в раннем средневековье, лишь кажутся беззащитными перед чудовищным древом технологий, которое припёрли за собой незваные гости с небес. И три различные панели управления для каждой народности — сверхмалая часть того, на что можно поглазеть в DP:BfN. Каждая сторона конфликта исповедует совершенно различные взгляды на жизнь и на своё уникальное место в мире Натролиса, что отразилось в укладе их быта в целом и на военном институте в частности.


«Вот я, вот я превращаюсь в му... дрейла!»

«Дерево свободы нужно поливать время от времени кровью патриотов и тиранов, это для него естественное удобрение», как выразился однажды Джефферсон. У представителя каждой расы она своя. Алая — пехотинцев космодесанта. Лиловые брызги принадлежат соринским героям, и только третья раса загаживает всё вокруг слизью цвета сюрприза дофина с неким химическим оттенком. Яркие, разбрызганные вдоль и поперёк следы «пейнтбольной» схватки отказывается впитывать даже самая неприхотливая почва. На миникарте творится примерно то же самое — типичное ранжирование команд по характерным цветам. Синие — значит, колонисты. Классический маркер, которым склонны отмечать себя те, кто считает выдающийся интеллект качеством, превосходящим все остальные вместе взятые. Красными знамёнами усеяны боевые полки соринов. А серобуромалиновые пятна? Это... они.


Вперившись в экран монитора, координатор очередной группы космических десантников потихоньку седеет на глазах — данные не только о наземной, но и о подземной активности более чем неутешительные. Вожди соринов по другую сторону разгромленной поляны пребывают в не меньшей растерянности, ведь все их войска сосредоточены на поверхности. Выжить в недрах земли Натролиса невозможно! Разве только это не… дрейлы. Разумные насекомоподобные твари, перенявшие от нежити не только угрожающий вид активно разлагающейся органики, но и чудовищную во всех смыслах плодовитость. Цивилизация дрейлов зиждется на сугубо разумной органической материи, из которой сотканы как сами жуки, так и, собственно, их «строения», которые отвечают за стандартную добычу и использование полезных ископаемых в целях преумножения братии насекомых.


Первоначальным тайтлом игры значилось многообещающее «The Awakened», делая, тем самым, расу настоящего раздела особенным, если не главным поводом хотя бы раз лично засвидетельствовать «Жизнь жуков» вне контекста добропорядочных муравьёв из одноименного мультика 1998-го. Совершенно неизвестно, каким боком на Натролисе оказалась ещё одна цивилизация — дрейлов, весьма практичных, хотя и кажущихся чуть бестолковыми «насекомокопов». И корень «коп» никоим образом не связан с полицейской структурой, несмотря на то, что дрейлы, в общем-то, определённые функции зелёной полиции в действительности выполняют, прекрасно справляясь с обязанностями жуков-могильщиков. И весьма охотно, стоит заметить: павших от «руки» дрейла и не успевших толком разложиться на поле боя людей и рептилий специально обученные профессионалы методично заворачивают в пищевую «стретч-плёнку» и в составе стройной шеренги коллег-курьеров тащат обратно к уже накрытой по такому празднику поляне. На войне, как водится, кому-то принято гибнуть, и тех, кто отдал себя на общее дело, как водится, большинство. Поэтому специальный ресурс дрейлов обычно в профиците, что обеспечивает жуков необходимыми органическими элементами для производства сильнейших представителей их расы. Их так называемые архитектурные сооружения — дань памяти культовому фильму «Дрожь земли», канувшему в море откровенного треша уже после сиквела. Вся производящая недвижимость очень-очень медленно шевелится, представляя собой коллегию червей-старейшин необъятных размеров и предельно рубеновских форм: дрейлы, которые ещё вчера сновали по лабиринту подземных туннелей по своим тараканьим делам, взволновались технократическими аппетитами людей и выбрались на поверхность Натролиса.


В силу разительного отличия рас, встречающиеся названия отражают совершенно разное устройство общества у колонистов, соринов и дрейлов, что не могло не сказаться и на внешнем облике их «творений». Если у людей с лизардами ещё наблюдается определённое сходство в преодолении эпохи средних веков, то жуки — это даже не другого поля ягода. Осилив первые две кампании за колонистов и соринов, справиться с культурным шоком, который возникает при первом знакомстве с желчными подчинёнными помогает разве что знакомая панель управления. Но звуки... К звукам, которые не издаёт здесь разве что земля, из глубин которой цветёт дрейлский пролетариат, привыкнуть очень трудно даже спустя полкампании, когда освоение нетривиальных методов работы жуков давно позади.


Беспечная пародия, разыгравшая самостоятельную пьесу при участии трех сторон конфликта, вопреки ожиданиям разработчиков, была поглощена славой другой сцены и почти сразу забыта. Команда Creative Edge Software, трудясь над «Тёмной планетой», следовала за могущественным духом непревзойденного Warcraft’а, едва ли наступая ему на пятки. Внешнее сходство с эталоном жанра RTS трудно оспорить. К тому же, макроуправление добычей ресурсов, строительством военных поселений и формированием боеспособных отрядов для обороны и нападения целиком повторяют отлаженные схемы Age of Empires II. Здесь же действует весьма распространенный в стратегических играх способ закатывать компьютерный AI в асфальт значимыми числами юнитов в ущерб раскрытию тактических возможностей, как, например, в Command & Conquer. Но, столкнувшись с особенностями микроконтроля, терпеливый командующий обнаружит массу нюансов, в которых легко запутаться даже опытному служителю клавы, мыши и экрана.


Однако жутчайший дисбаланс, которым потрясает братия критиканов, на проверку оказывается не более чем особенностями игрового процесса, которые повышают «порог вхождения» (см. статью) и превращают привычную RTS-модель в некое подобие стратегии в реальном времени со спонтанно всплывающими элементами непрямого управления. Без гибкой настройки поведенческих реакций, флажков «морального духа» и прочих «обвесов», которыми хвастают стратегии новейшего времени, солдаты просто отправляются туда, куда сами сочтут нужным, исходя из сложившейся обстановки. Ну, не совсем «туда» и не совсем, «куда сочтут нужным». Ввязавшись в драку с передовым отрядом соперника, бойцы на одной лишь инерционной тяге рискуют отправиться вышибать дух из супостатов, следующих за авангардом, так как Al склонен не атаковать в прямом смысле этого слова, а изматывать игрока набегами мобильных отрядов на ближайшую к границам базы инфраструктуру и население, обитающее там же. Таким образом, следя по «цепочке» юнитов компьютерного Al, гарнизон базы может самостоятельно добраться до убежища врага и там, в общем-то, быстро сгинуть. Армейцам может быть отдан приказ соблюдать один из четырёх вариантов реагирования на угрозу: «отступающий», «обороняющийся», «обычный» и «атакующий». С первыми двумя всё ясно: полезно «валить» рабочему, будни которого достаточно тоскливы, чтобы с энтузиазмом навалять в ответ атаковавшему его обидчику, что, безусловно, негативно скажется на темпах добычи ресурсов и строительства. А вот стрелковым батальонам одинаково выгодно удерживать позиции и в гарнизоне, защищая базу от нахальства Al, и на флангах армии своих соратников, контратакующей тех самых нахалов на их земле. Однако два других режма на практике мало чем отличаются, позволяя бойцам разбредаться по карте и гибнуть в безызвестности. Если в чистом поле сойдутся два богатыря и волею судеб один из их окажется под ударом собратьями другого, воин бросит схватку и помчится воздавать по заслугам. И там, снова и снова переключаясь на каждого впервые атаковавшего его юнита, быстро завершает свой натролианский путь, никому толком не навредив. И совсем другое дело, когда разъярённая толпа мстящих за погибшего товарища сорвиголов получает своевременную команду атаковать группу неприятелей и врывается в самую их гущу, раздавая оперативные тумаки всем, оказавшимся под роковой «рамкой» полководческого указателя мыши.


Любопытным образом обернулась ругань критиков и в адрес чрезвычайно скупого размера элементов интерфейса. Но дизайнеры Edgies знали, что делали, ибо как можно прятать такой пейзаж с подлинным 3D-совершенством начала 2000-х за какими-то панелями, картами, кнопками?! Основной функционал хитро запрятан в горячих клавишах, которые всегда можно переназначить в соответствии со своими предпочтениями. Например, важнейший для глобальной координации действий блок — карта — всегда можно свернуть и развернуть горячей клавишей (по умолчанию: “TAB”). Если бы да кабы... да-да, общеизвестная присказка напрашивается сама собой, однако... если бы непримечательная Dark Planet появилась до рождения третьего Варкрафта (с которым современные критиканы умудряются сравнивать игры, вышедшие и после, и даже до него), осталась бы она на задворках истории? Вопрос. Очень большой вопрос. Потенциал «Тёмной планеты» неисчерпаем по настоящий день — толстая (вот такенная!) пачка «фишек», задокументированных реальным опытом разработчиков, осталась нераспакованной. Кое-какие идеи встречаются по отдельности, но это, скорее, совпадение, какое случается, когда удачная мысль прошивает навылет сразу две (а то и три) светлые головы. И всё же... похоже, Edgies преследовали скорее творческую, нежели коммерческую цель.


Кстати. Есть один немаловажный нюанс, о котором нельзя не упомянуть — игра негласно считается непроходимой, от слова «не». Конечно, делать более-менее полноценные выводы об этом, не осилив творение Edgies до злополучного момента, никак нельзя. Поэтому Dark Planet было решено всё-таки пройти на 100%, каким бы муторным ни становился игровой процесс ближе к эпилогу третьей кампании. И всё бы ничего, да «затыков» оказалось на порядок больше, чем один, на десятой миссии за соринов. В дрейлском задании под тем же злополучным номером ситуация сложилась до смеха схожая с рептльной: чудовищно крохотный отряд «ранимых» бойцов без какой-либо поддержки с большой земли должен каким-то чудесным образом проложить себе путь сквозь непробиваемые заслоны колонистов. Впрочем, соринская миссия ещё может быт выполнена, так как игрок располагает внушительной армией, которая поддерживается медицинским образованием мага и его же тесными связями с конгломератом мёртвых. А в Интернете на одном из иностранных ресурсов есть краткий солюшен, подтверждающий возможность успешное выполнение этой миссии. Тот же ресурс содержит беспомощный вопрос о том, что же делать с горе-дрейлами, ведь разница в соотношении сил в совокупности с превосходством человеческой расы над народами Натролиса заставляет в немом «Что это значит?!» бросить пустые попытки штурма и больше никогда не возвращаться на эту жуткую планету... Бывалые игроки понимающе кивнут — им это хорошо знакомо по любой мало-мальски «настоящей» игре, которая немыслима без головоломных трудностей, ночей без сна, дней без памяти и скомканных листов бумаги, исчерканных планами действий.

Автор: Konrad Gamovsky aka programmarsto


Автор: Gamovsky
Дата: 26.01.2020